11.11.2014

МОЙ дядя РЫБОЛОВ!

Мой дядя, который долго жил на берегу Рыбинского моря, замечательный и знаменитый рыболов. Об этом знают все в городе, а если бы не знали, то дядя обязательно рассказал бы. У моего дяди два любимых слова: «обловился» и «ушица». Он так и говорит: «В прошлые выходные я прямо обловился, а потом ушицу такую сварганил, что ложка в миске стояла… А чуток остыла на ветерке ушица, так сразу в заливное превратилась — хоть ножом режь ее… Обловился я тогда знатно!»

У моего дяди есть свой собственный небольшой железный ящик на берегу нашего озера. В ящике дядя хранит лодочный мотор, снасти и спальные принадлежности — ведь иногда он спит прямо в ящике. Сколько раз я заставал его там спящим! Снаружи вроде ничего примечательного: ящик как ящик — железный, слегка ржавый, лежит себе на берегу и уже в землю врос одним боком. А из ящика доносится равномерный и гулкий храп — это в ящике в плаще, кепке и болотных сапогах спит притомившийся от рыбалки дядя.

Есть у дяди автомобиль «Запорожец», который дядя долгое время стремился переделать своими руками в амфибию, чтобы, никуда не вылезая и излишне не суетясь, ловить рыбу прямо из кабины. Но у него, к сожалению, ничего не вышло. Целый год дядя герметизировал свой «Запорожец», заливал эпоксидным клеем все щели и дыры, подвешивал к дверцам длинные брезентовые мешки-гондолы, набивал их шариками от пинг-понга для плавучести, заставлял меня обегать два наших спортмагазина, в которых были в продаже эти шарики, а теперь уже, наверное, никогда не будут, и в конце концов съехал на своей амфибии прямо в озеро.

Пока «Запорожец» ехал по мелководью, все шло хорошо, но потом дело пошло
хуже, потому что гондолы порвались, все шарики из них вырвались наружу, а машина пошла ко дну. Мой дядя всплыл как поплавок и, фыркая, заплавал среди тысяч шариков, которые потом вылавливали пацаны. Амфибию тоже удалось вытащить на берег, и мой дядя долго вымачивал ее в керосине, пока она опять не превратилась в зелененький ладный «Запорожец».

Иногда дядя берет меня с собой на рыбалку. Аккуратно уложив в машину снасти, мешок с резиновой надувной лодкой, мотор, трехспальную палатку, две-три запасные канистры с бензином и рюкзак с провизией, а также ящичек с навозными червями и кульки с крупой, дядя приглашает меня занять свободное место в салоне. Я, радостный и счастливый, втискиваюсь между грузом. Дяда кладет мне на живот забытые впопыхах мелочи: закопченный, помятый в дальних походах ведерный котелок, запасное колесо, топор, термос, колышки для палатки, и мы трогаемся.

Выезжаем мы всегда рано, а приезжаем на озеро поздно, потому что с тех пор, как мой дядя пытался переделать автомобиль в амфибию, сухопутные дороги невзлюбили «Запорожец» и теперь все время ставят ему палки в колеса, то есть норовят подсунуть гвоздь. Обычно мы прокалываем всего две шины, но в этот раз прокололи все пять, включая запаску. Причем два раза мы прокалывали колесо коваными гвоздями шестнадцатого века, как определили потом сотрудники городского краеведческого музея. Откуда было взяться на гладкой, как лед, бетонной полосе скоростной трассы двум гвоздям шестнадцатого века, до сих пор остается загадкой, но они взялись, исправно продырявили шины, и только из-за них мы пропустили добычливый вечерний клев.

Я, честно говоря, сильно расстроился, а дядя совсем нет, хотя и сам не раз говорил мне, что не так уж много выдается человеку в жизни вечерних зорек, чтобы можно было пренебречь хотя бы одной.

Пока я разбивал палатку, дядя быстро извлек из машины мешок с крупой, развел костер и принялся варить кашу. Когда каша была готова, дядя отнес ее в кусты, укутал ватником и придавил сверху камнем. Я думал, что мы сейчас съедим эту вкусную кашу, потому что уже давно сильно проголодался, но дядя сказал, что вся каша пойдет у нас на приманку для рыбы и чтобы я о ней и думать не смел.

у костра

После этого дядя со вздохом развязал тугой узелок с провизией и аккуратно, по порядку разложил на сухом пеньке крутые яйца, розовые колечки колбасы, кусок вареного мяса, соленые огурчики, охапку зеленого лука, плавленые сырки «Дружба», жареную утиную тушку и банку болгарского винегрета с горошком. Опять тяжело вздохнув и рассеянно посмотрев вокруг, дядя достал из кармана плоскую фляжечку и набулькал что-то в крышку. Выцедив содержимое, дядя поморщился, еще раз обвел взглядом близкую озерную гладь и набросился на еду.

Плотно поужинав, дядя прилег на туго надутый резиновый матрасик и, задумчиво глядя в рдеющие угли костра, стал рассказывать про рыбалку на Рыбинском море.

Он рассказывал мне о страшных штормах и свирепых грозах с чудовищными молниями, которые часто бушуют и сверкают на «Рыбинке». О таинственных торфяных плавучих островах, которые вечно мотаются по морю, о том, как однажды прямо у его борта всплыла, как подводная лодка, огромная, вся в тине и ракушках щука и так посмотрела на дядю, что он сразу смотал удочки и быстро уплыл в город, а потом целых три выходных не ездил на рыбалку.

Ковыряя в зубах спичкой, дядя рассказывал о том, как готовить особенную, царскую ушицу. Для этого, оказывается, надо отваривать сначала обыкновенного цыпленка, потом цыпленка выкинуть и в этом бульоне хорошенько проварить завернутых в марлю непотрошеных ершей, а уж потом только класть крупную рыбу.

Дядя говорил, что такой ушицы можно съесть целое ведро, а вдвоем — три ведра и еще будет хотеться и что он однажды прямо за волосы оттаскивал от этой ухи одного знакомого столичного профессора, потому что тот мог объесться и умереть. Долго дядя рассказывал про всякие замечательные случаи и любопытные рыболовные хитрости. Так долго рассказывал, что потом мы напрочь проспали великолепный утренний клев.

Вот какой рыболов мой дядя!

Дмитрий Дурасов

блог, интересное, о рыбалке , ,


Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.